Хотим рассказать о царственных рукодельницах эпохи Романовых.

Мастерская Евдокии Стрешневой, жены Михаила Федоровича

Здесь самое время  вспомнить, что царевна Софья, сводная сестра Петра I, хотя и мечтала править Россией, а вышивальное дело никогда не забрасывала. Собственноручно вышила целый ковер, который расстелила подле царских кресел в Московском Кремле отцу своему Алексею Михайловичу.

Предположительно мастерская Натальи Нарышкиной

Мария Ильинична Милославская, жена Алексея Михайловича

 

Мастерская Марии Ильиничны

Мастерская Марии Ильиничны

Работа царевны Софьи Алексеевны

В музейных собраниях можно найти работы цариц, спутниц царей Михаила Федоровича и Алексея Михайловича.

Они были русскими людьми и к традиционному рукоделию были приохочены с детства, но вот посмотрите на лоскутное одеяло, сработанное руками Марты Скавронской, в крещении Екатериной, любимой женой Петра I. Простая девушка не владела традиционными техниками вышивки и золотного шитья, зато ее сердцу было близко рачительное лоскутное шитье, хотя оно и было исполнено из дорогих тканей.

Екатерина I

Лоскутное одеяло работы Екатерины I

Надо сказать, что и сам Петр с великой охотой занимался ремеслами, в юности любил плотничать, а к зрелым годам показал себя как отличный токарь.

Токарный станок Петра

Выжигание его работы

стул из древесины груши работы Петра

Анна Иоановна, не отличавшаяся ни умом, ни добротой, ни широтой мысли, тоже, в обыкновенные дни, когда не было при дворе приемов, любила проводить в комнатах своего любимца Бирона или у себя в спальне, среди шутов и приживалок. Надев капот из турецкой материи небесно-голубого или зеленого цвета, предпочитаемого ею другим цветам, и повязав по-мещански голову красным платком, вышивала на пяльцах с женою Бирона, с которой была очень дружна.

Мне ничего не известно о том, насколько искусна в рукоделии была  дочь Петра Елизавета, но вот ее Великая преемница Екатерина II, рукодельничать очень любила.

Екатерина II

Будучи от природы человеком великодушным и сердечным, она в быту была довольно скромна, украшений не носила, одевалась без помощи горничных, могла даже собственноручно затопить печь, если истопник задерживался. Она мастерски «шила по канве», вязала на спицах, а самое интересное, что Екатерина любила гравировать, точить по кости, дереву и янтарю. Когда после обеда императрица обыкновенно принималась за рукоделие, кто-то из придворных обязательно читал ей вслух. Но самое забавное, что Екатерина показала себя в качестве кутюрье. Так для любимых подданных государыня разработала покрой русского платья, которое вынуждены были носить при ее дворе.

Она также придумала для шестимесячного цесаревича Александра особый костюмчик, выкройку которого у нее просили для собственных детей прусский принц и шведский король.

Фасон детского костюма Александра стал очень популярен в Европе. Вот что писал о событиях 1778 года неизвестный автор записок: «Как ныне вдовствующая королева Шведская, супруга Густава III, была беременна нынешним королем, то Императрица послала такое заготовление (детское приданое) в Стокгольм и присовокупила к тому одетую куклу в рост ребенка, дабы показать, как надлежит одевать детей à l’anglaise». Сохранившийся в Швеции костюм легко идентифицировать с собственноручным эскизом Екатерины II.

Вторая невестка Екатерины, Мария Федоровна тоже преуспела в занятиях ручным трудом. Помимо рукоделия (шитья и вышивания), она рисовала, лепила из воска, вытачивала на собственном токарном станке изделия из янтаря и слоновой кости, и даже занималась гравировкой по металлу и резьбой по камню. А кроме того она весьма преуспела в медальерном искусстве.

Камея работы Марии Федоровны

Камея работы Марии Федоровны

Медаль работы Марии Федоровны

Мария Федоровна перед Екатериной Великой

При этом она проявила незаурядный талант: ее резцу принадлежат камеи с портретами членов царственной семьи; «камея-портрет Екатерины II, выполненная в апреле 1789 года в двуслойном стекле (молочном и “сердоликовом”)». А также медаль к шестидесятичетырехлетию Екатерины II; медаль на коронацию Павла I и медаль «Избавитель народов», посвященная Александру I, по случаю победы над Наполеоном.

Камеи работы Марии Федоровны

Екатерина II высоко ценила способности Марии Федоровны: «Трудно, любезная дочь моя, вырезывать медали лучше вас. Вы, таким образом — чего доброго — отобьёте хлеб у работников монетного двора».

Медаль «Освободитель народов» работы Марии Федоровны

Вышивальный столик Марии Федоровны с вышитой ею крышкой

И ее царственная тезка, жена Императора Александра III, Мария Федоровна (урожденная Мария Дагмар), тоже была одаренным человеком. Был несомненным ее живописный талант.

Портрет кучера Федора

Скряга

Но, пожалуй, только семья последнего Императора России сделала ручной труд символом служения Родины и обществу.

Так фрейлина и подруга Императрицы Анна Танеева рассказывает: «Воспитанной в Англии и Германии императрице не нравилась пустая атмосфера петербургского света, и она все надеялась привить вкус к труду. С этой целью она основала Общество рукоделия, члены которого — дамы и барышни обязаны были сработать не менее трех вещей в год для бедных. Сначала все принялись за работу, но вскоре, как и ко всему, наши дамы охладели, и никто не мог сработать даже трех вещей в год. Идея не привилась. Невзирая на это государыня продолжала открывать по всей России дома трудолюбия для безработных, учредила дома призрения для падших девушек, страстно принимая к сердцу все это дело… Кроме упомянутых мной учреждений, государыня основала в Петербурге школу народного искусства, куда приезжали девушки со всей России обучаться кустарному делу. Возвращаясь в свои села, они становились местными инструкторшами. Девушки эти работали в школе с огромным увлечением. Императрица особенно интересовалась кустарным искусством; целыми часами она с начальницей школы выбирала образцы, рисунки, координировала цвета и так далее. Одна из этих девушек преподавала моим безногим инвалидам плетение ковров. Школа была поставлена великолепно и имела огромную будущность…»

На благотворительной ярмарке в Ливадии

Работа Алекссандры Федоровны

Царские дети полностью разделяли бескорыстные материнские труды, направленные на помощь людям. Так было и в мирное время и в тяжкие дни Русско-японской и Первой мировой войн. Залы Зимнего Дворца ее величество обратила в мастерские, собрала сотни знатных дам и девиц, организовала рабочую общину. Сама неутомимо работала, и все дочери брали с матери пример, усердно шили и вязали, не исключая и великую княжну Ольгу Николаевну, не любившую рукодельничать. Только одно Харбинское депо получило от Зимнего Дворца до двенадцати миллионов разных вещей. «Августейшая семья не ограничивалась денежной помощью, но жертвовала и своими личными трудами, — свидетельствует инок Серафим (Кузнецов) в книге «Православный царь-мученик». — Сколько руками царицы и дочерей было вышито церковных воздухов, покровов и других вещей, рассылаемых военным, монастырским и бедным церквам. Мне лично приходилось видеть эти царские подарки и иметь даже у себя в далекой пустынной обители». Александра Федоровна писала государю во время Первой мировой войны: «Выставка-базар действуют очень хорошо. Наши вещи раскупаются прежде, чем они появятся; каждой из нас удается ежедневно изготовить подушку и покрышку».

8-летняя Анастасия Романова за вязанием покрывала

Тут я не могу не упомянуть еще об одном аспекте служения царицы и царевен, который не первый взгляд не имеет отношения к рукоделию – это работа супруги и дочерей императора в качестве медицинских сестер. В то время это оказалась начинанием неслыханным, вызвавшим изумление и нарекания в светском обществе. Было совершенно непонятно, зачем императрице это нужно. Ее обвиняли в лицемерии, и желании прославиться. Но смотрите сами — вставали государыня и ее старшие дочери рано, ложились иногда в два часа ночи. Когда прибывали санитарные поезда, императрица и великие княжны делали перевязки, ни на минуту не присаживаясь с 9 часов иногда до 3 часов дня. Во время тяжелых операций раненые умоляли государыню быть рядом, умирающие просили ее посидеть возле кровати, подержать им руку или голову, и она невзирая на усталость успокаивала их целыми часами.

Царица и княжны в госпитале

Свидетельство Анны Танеевой: «Я видела русскую императрицу в операционной госпиталя, державшей склянки с эфиром, подающей простерилизованные инструменты, помогающей при самых трудных операциях, принимающей от хирургов ампутированные конечности, убирающей пропитанные кровью и даже кишащие паразитами бинты, выносящей все эти запахи, зрелище и агонию в самом ужасном на земле месте — в военном госпитале во время войны. Она делала свою работу с тихим смирением и неутомимостью человека, которому Бог предназначил это служение. Татьяна (княжна) была почти такой же верной, как и ее мать, и жаловалась только, что из-за молодости ее освобождают от самой трудной работы. Императрицу ни от чего не освобождали, и она сама этого не желала»

Работа Алекссандры Федоровны

Так продолжалось, пока позволяло здоровье. Пишет Семен Павлов, офицер пулеметной команды 10-го Кубанского пластунского батальона: «С приездом Высочайших Особ в  лазарете начиналась трудовая  жизнь – перевязки и операции. После Своей болезни Государыня редко принимала участие в этих работах. Обыкновенно она привозила с собой какую-нибудь работу, чаще всего вышивку. Садилась около особенно тяжело раненого и, занимая его разговором, одновременно вышивала. В этих вышивках сказывался большой и тонкий вкус Государыни: я редко видывал такую искусную вышивальщицу. Особенно хорошо вышивала Государыня цветной гладью – это были настоящие художественные работы».

Вышивка бисером

Столик и приспособления для вышивки бисером

Надо сказать, что до самого последнего дня руки императрицы и великих княжон были заняты рукоделием, которое помогало им и в радости, и в самые тягостные дни и минуты жизни.

Схема вышивок

Схема вышивок