Когда рассматриваешь работы этого автора, понимаешь: в простоте есть особая красота. В сегодняшнем интервью мы знакомимся с Марией Софроновой — керамистом из Санкт-Петербурга. Из творческой беседы с мастером узнаём, как найти себя с помощью коллажей, зачем заниматься копированием и каким образом природа может стать соавтором.

— Что подтолкнуло Вас к занятию керамикой? Как нашли этот вид творчества для себя и поняли, что это Ваше?

— Мечты заниматься керамикой с детства точно не было. Я училась в лицее им. Б. В. Иогансона при Академии Художеств в Петербурге — в архитектурном классе. А оттуда все логично поступали в Академию им. Репина. Я не поступила, но чтобы не терять время даром, пошла в Университет Сервиса и Экономики, который сейчас упразднили. Там был факультет Дизайна, где можно было выбрать одно из направлений: дизайн одежды или декоративно-прикладное искусство. Там я и начала заниматься керамикой. У меня хорошо получалось, легко. Но в те годы было бы сложно сказать, что это дело всей моей жизни. Все было очень непонятно: чем и как заниматься после окончания университета, кому все это нужно, как найти работу и тому подобное. Мы все находились в достаточно подвешенном состоянии.

— Как родные отнеслись к Вашему увлечению? С чьей стороны Вы чувствуете наибольшую поддержку?

— Мои родители инженеры, но мама всегда говорила, что ей очень нравится ручная работа. Она часто покупала какие-то керамические предметы в дом, плетеные вещи, шитье — одним словом, то, что сделано руками. И сама она прекрасно шила и вязала. Несомненно, это оказало влияние на мой выбор.

— Сколько времени нужно, чтобы достичь такого уровня мастерства? Как долго Вы занимаетесь керамикой?
— Я занимаюсь керамикой уже около 15 лет, получается. Я даже не знаю, какой у меня «уровень мастерства»… Я не всегда могу скрутить на гончарном круге идеальную пиалу :) Чтобы научиться гончарить хорошие вещи, достаточно краткого курса, где тебе объяснят суть, а дальше долгая практика — это основное. Но если цель — заниматься искусством, а не ремеслом, то нужно развивать чувство вкуса, чутье к прекрасному, изучать историю искусств, и любить все это, знать ценность этого… Как бы углублять себя.

— Вы живете в Санкт-Петербурге, где наверняка можно найти много мастер-классов по керамике и по всевозможным видам творчества. А что Вы можете посоветовать мастерам из небольших городов? Как лучше учиться им?

— Мой совет всем мастерам — сначала определить точно, чего именно они хотят, сформулировать конкретную задачу. Лепить чашечки и подарки для себя и друзей; проводить мастер-классы и зарабатывать этим; делать предметы искусства и выставляться в музеях; делать посуду для ресторанов; обучать детей или взрослых — это всё очень, очень и очень разные задачи, а значит, и решения разные.

Посуда Марии Софроновой в меню петербургского ресторана

Чтобы научиться техникам, лучше всего найти мастера и поработать на него какое-то время. Это такой активный процесс, когда ты сразу учишься работать всерьез. Очень концентрированное обучение, скажем так. На всяких курсах к тебе относятся как к ученику, а значит более снисходительно и лояльно. Работая на художника подмастерьем, ты учишься сразу делать продукт и видишь процесс изнутри. Это не сравнимо ни с какими мастер-классами.

Есть книги, видео-уроки, социальные сети, где есть все художники и можно выйти на прямой контакт с ними.

Ну и наконец, я думаю, что когда есть острая необходимость, желание и воля, то препятствия — это лишь приятные задачи, которые нужно решить.

Посуда Марии Софроновой в петербургском ресторане

— Во всех Ваших работах прослеживается авторский почерк: они минималистичны и концептуальны. Что повлияло на становление собственного стиля и как он менялся со временем?

— Мне сложно ответить на этот вопрос. Я просто делаю то, что мне кажется красивым, то, что я готова поставить в свой дом, или из чего я бы сама хотела есть. Я вижу, в какой интерьер/экстерьер нужно поставить ту или иную вещь, чтобы оба выиграли. Да, мне близок минимализм, я его чувствую и понимаю его аскетичную красоту.

— Ваши работы вдохновляют многих мастеров, но некоторые плохо различают грань между вдохновением и подражанием. Приходилось ли Вам сталкиваться с плагиатом? Как автору лучше действовать в подобных случаях?

— Приходилось сталкиваться, да. Мне не интересны люди, которые занимаются плагиатом и подражанием. Я думаю, им стоит углубиться в вопросы философии и смысла их жизни :) Я не трачу время и силы на сопротивление им.
По-моему, совершенно незачем с этим бороться, потому что никто не сделает то, что делаете именно вы. Ваша работа — это не только визуальный и объемный предмет с какими-то свойствами, которые можно повторить, а это как бы кусок энергии, который чувствуется всеми, хотят они того или нет.

Все получают то, чего они хотят! Такой закон :) Если человеку нужна моя керамика, он найдет способ купить именно её. Если человеку нужно «что-то типа того, только подешевле», то и для него найдется решение. И всегда будут те, кто выполнят работу по фотографии с чужой страницы. Я так не делаю, потому что мне очень интересно придумывать и наблюдать рождение своих вещей. Да и времени у нас не так много, чтобы копировать чьи-то работы. По большому счету, вопрос плагиата — это, вероятно, вопрос самоуважения. То есть человек не воспринимает себя как художника всерьез.

Другое дело — это процесс обучения. Когда ты пытаешься повторить работу другого художника, ты пытаешься его познать, почувствовать, и таким образом развить своё внутреннее восприятие искусства. Я буду очень рада, если в процессе копирования каких-то моих вещей человек натолкнется на новые открытия в себе.

— У Вас есть африканская, морская, японская коллекции, даже коллекция стаканов, вдохновленных детскими каракулями. Бывают ли периоды творческого кризиса, когда ничего не воодушевляет? Где искать вдохновение?

— Да, бывали кризисные периоды, но у них были чисто психологические причины. Нужно искать ответ на все вопросы в себе, как бы банально это не звучало. Прислушиваться к себе, думать, чего на самом деле хочется, почему на самом деле всё встало, давать себе отдых и решать свои внутренние проблемы.

— Мы знаем, что Вы любите путешествовать и долго храните воспоминания и впечатления о поездках куда-то. Как Вам удается совмещать путешествия с работой?

— Совмещать мне всё очень легко, потому что моя работа — это не «работа», а моя жизнь :) Так же, как и путешествия, хоть и редкие. Ну а если говорить буквально, то я путешествую тогда, когда чувствую в этом необходимость, у меня есть возможность — финансовая и временнАя, и есть ТА САМАЯ компания для путешествия!

— Ваши лаконичные работы отлично вписываются в интерьеры в скандинавском стиле. А какого стиля в интерьере придерживаетесь Вы? Ваш дом близок к Вашему видению дома мечты?

— Я люблю легкие, не загроможденные пространства, в которых есть место свету и человеку. Люблю квартиры, где очевидно, что главный — человек, а его интерьер второстепенен, где интерьер «рабочий», а значит, может меняться в зависимости от желания хозяина. И кстати, это совершенно не означает, что это будет бюджетный интерьер — чаще даже наоборот. И в такие «простые» интерьеры отлично можно вписать драгоценные изюминки в виде потрясающей керамики, текстиля, скульптуры и других арт-объектов. Для меня сама обстановка, отделка и прочее должны быть фоном для жизни человека в ней, а не наоборот. И выбор предметов искусства в интерьер — это также отражение личности. Это важно.

Интерьер с работами Марии

— Помимо керамики Вы занимаетесь живописью и созданием коллажей. Что пришло в Вашу жизнь раньше — керамика или краски? Как эти виды творчества взаимосвязаны?

— Да, я занимаюсь периодически коллажами и пишу живопись. Не очень часто. В художественной школе была и лепка, и рисование, как у всех, поэтому говорить о том, что было раньше или позже — бессмысленно. Интереснее, что для меня эти коллажи — прекрасная тренировка на композицию и состояние. Иногда просто хочется взять листы, выкрасить их в какие-то цвета и начать их рвать, резать, клеить. Со стороны, ты просто берешь какие-то бумажки и приклеиваешь на лист, но на самом деле, то, что получится, очень много говорит о тебе! Ты берешь бумажки определенных цветов, другие тебя не привлекают… Ты делаешь их либо крупными, либо мелкими… Ты клеишь их ровно или хаотично…Получается какая-то настроенческая композиция. Я вижу, как от перемещения какого-нибудь одного маленького кусочка бумаги меняется состояние всей композиции. Это забавно и очень интересно! Я всем советую попробовать!

— В отличие от живописи, занятие керамикой требует специального оборудования, которое нельзя разместить в жилом доме или квартире — это, например, печь для обжига изделий. Как Вы справлялись с этой проблемой до открытия своей мастерской? Удалось ли сделать творческое пространство функциональным?

— Я не рекомендую размещать мастерскую в жилом пространстве. Это неудобно и не очень полезно. Нужно снимать отдельное пространство, где можно свободно оставлять всё в том виде, в каком закончил работать, и свободно обжигать, не боясь надышаться вредными испарениями. Я думаю, когда ясна цель и очевидны средства, то решение найдется :) Моя мастерская площадью 12 кв.м. находится в здании бывшего завода, который сейчас сдается разным арендаторам. Найти такое маленькое помещение на заводе — редкость, но оно нашлось! Из-за высоты потолков 4 метра я разместила все стеллажи по вертикали. Все лестницы, мольберты и прочее тоже подвешено к стенам. Всё отлично уместилось, мне очень удобно и комфортно. Ошибка многих начинающих предпринимателей — не рассчитать свои силы и много вложить в оснащение, обустройство. Это важно, но лучше все же это делать постепенно, по мере развития. Для начала необходим лишь минимум.

— В последнее время Вы часто выполняете изделия в японской технике «раку». Расскажите о ней поподробнее. Чем Вас привлекла эта техника?

— Техника раку — это древнейшая японская технология обжига керамических изделий. Названа по фамилии династии Раку, которая и в наши дни продолжает делать редчайшие коллекционные пиалы. Для меня раку — это, прежде всего, вещи, созданные совместно с природой, с огнем. Никогда не знаешь, что получится! Стоят в обжиге 4 вазы: все сделаны из одной массы и покрашены одной глазурью, но у одной почему-то получается сборка глазури, у другой всё гладкое, у третьей сильное затемнение, у четвертой всё в трещинах, когда у остальных нет. И так постоянно. Это СОтворчество.

Все вещи приобретают благородный оттенок, сложную фактуру и глубину. Всегда. И это настоящее наслаждение — отмывая вещь от следов горения, наблюдать и открывать все изменения и особенности! На мой взгляд, в этой технике не бывает брака: каждая трещинка — это потрясающая особенность.

— Поделитесь советами для тех, кто хочет всерьез заниматься хендмейдом. Какие качества помогают достигать целей Вам и какие качества Вы бы посоветовали развивать начинающим мастерам?

— Все разные, и поэтому универсальных советов быть не может. Я могу только рассказать, как происходит всё лично у меня и, возможно, в ком-то это найдет отклик.
Думаю, нужно потратить время, чтобы осознать серьезно, чего на самом деле вам хочется и какие есть к этому способности, вопреки модным течениям, мнению родителей, опасениям и страхам.
Я никогда не ставила цель заработать денег. Когда ты занимаешься своим, именно своим делом, то ты счастлив от процесса, это приносит глубокое удовлетворение, и каким-то таинственным образом все остальные факторы складываются в твою пользу. Для меня основной критерий того, что все идет правильно — когда мне легко. Я думаю, это означает быть на своём месте.

Но это лишь моё видение: у меня есть друзья, которым приносит удовлетворение именно зарабатывать деньги, они испытывают азарт от борьбы, от преодоления трудностей, борцы по натуре — почему бы и нет! Главное — быть счастливым, и для всех это разное! Нужно слушать себя и доверять себе.

Вот у меня созрел один совет для тех, кто хочет и начинает заниматься ручной работой. Очень важный фактор в самообразовании — это насмотренность. Надо больше смотреть, что происходит вокруг в твоей сфере искусства. Это расширяет внутренние ресурсы. Но смотреть нужно тоже правильно. Те работы и те художники, что тебе нравятся — это и есть твоя линия, то, что тебе самому близко. Так вот нужно копать вглубь и задавать себе вопросы: а почему мне нравится именно это? Что в этом всём общего? Какие чувства вызывает это во мне? Если найти ответы на эти вопросы, ты найдешь и себя.