Её войлочные зверята способны растопить любое сердце, и сразу чувствуется, что за такими трогательными существами стоит мастер с удивительно доброй душой, который искренне верит в чудо. И этот мастер — Анна Рыбальченко, победитель номинации «Работа года 2018».

О том, почему взрослым людям нужны игрушки, как не забывать о себе, отдавшись вдохновению и что главное должно быть в любом творчестве, Анна расскажет в сегодняшнем интервью.

— Анна, прежде всего поздравляю Вас с почетным званием автора Работы года! Расскажите, пожалуйста, как у Вас родился образ «Малыша и мамы»?
— Благодарю за поздравление, для меня действительно очень почетно — получить подобное звание. Я знаю, сколько достойнейших работ принимает участие в этом конкурсе каждый год, быть выбранной в качестве автора Работы года — это для меня некая планка, уровень развития мастерства, которую теперь, однозначно, хочется поддерживать и расти дальше.
Образ «Малыша и мамы» родился именно таким не случайно. Это был заказ одной благодарной молодой мамы в подарок доктору, акушеру-гинекологу, которая помогла появиться на свет многим малышам, в том числе, спасая их жизни. Когда мы обсуждали с заказчицей композицию, мы вспомнили мультфильм про Умку и колыбельную из него. Именно колыбельная и послужила вдохновением для меня. В первую очередь мне хотелось создать образ мамы-медведицы — спокойной защитницы, ласковой, терпеливой и бесконечно мудрой.

— Поделитесь, пожалуйста, своими эмоциями, ощущениями, в день, когда Вы стали автором работы дня. Отметили ли Вы как-нибудь это событие, или может быть, увидели новые горизонты, планы и цели?
— Я хорошо помню этот день, это было первое июня, Международный день защиты детей. Я зашла утром проверить почту и увидела там письмо от Ярмарки Мастеров о том, что моя работа «Малыш и мама» была выбрана в качестве работы дня. Помню, как обрадовалась, сколько теплых слов в течение дня получила от посетителей Ярмарки Мастеров. Безусловно, это очень приятно — когда труд художника оценивается таким образом. Мне очень хотелось передать настроение нежности и любви матери и малыша в этой композиции, и я порадовалась, что у меня, по-видимому, это получилось.

— Вы на Ярмарке Мастеров уже восемь лет. Расскажите, пожалуйста, кто были первыми жителями Вашего магазина?
— Первые работы, которые я разместила на Ярмарке Мастеров, теперь даже стыдно и смешно вспоминать. Это были три игрушки-примитива, сшитые из ткани, которые пахли кофе. Я так была горда своими творениями, что решила попробовать их продать здесь. Но потом я поняла, что радуют эти игрушки только меня, и что покорять просторы Ярмарки Мастеров нужно с чем-то более впечатляющим, поэтому во второй раз я открыла магазин примерно пять лет назад, когда уже немного освоила валяние, и мои игрушки было не стыдно показать большой аудитории. Насколько я помню, первыми жителями стали кошечки, медвежонок, ежик в тумане и жираф. Жираф и ежик до сих пор сохраняют свое почетное место в моем магазине.

— Вы рассказываете о своей любви к животным, особенно к кошкам. Расскажите, пожалуйста, есть ли у Вас домашние питомцы? Если есть, вдохновляют ли они своим настроением, позами, взглядами на создание новых игрушек?
— Изначально я с большой любовью относилась к кошкам и совершенно не понимала собачников. Но когда я увлеклась валянием, то, конечно же, начала валять в том числе и собак, и тогда, изучая их фотографии, характер и настроение, я прониклась собаками и полюбила их. А через несколько лет решилась завести собаку. Сейчас у меня живут и кошка, и собака. Кошка живет у меня уже семь лет, это белоснежное пушистое облако породы турецкая ангора по имени Ромашка. Мы назвали ее так за ее наивность и трусливый характер. Она родилась глухой, и поэтому боится всего незнакомого и непонятного. Анатомию по кошке изучать сложно, потому что тела совсем не видно, она просто вдохновляет меня своим присутствием и разными милыми позами, которые выбирает для сна.

Моя собака породы лайка, это молодой кобель Байкал, вот он для меня настоящий помощник в изучении анатомии животных. Он отлично умеет выбирать самые трогательные позы и делать грустные глазки, эти глаза не раз вдохновляли меня на создание моих игрушек.

В целом, я живу за городом, и у меня вокруг много источников вдохновения: ко мне приходят ежихи с ежатами, еноты, белки, ласки, а однажды пришлось спасать от голодной смерти выпавшего из гнезда птенца, который потом превратился в наглого боевого воробья. Такое соприкосновение с дикой природой очень вдохновляет и рождает в голове новые образы.

— Как вы думаете, зачем взрослым людям нужны свои игрушечные войлочные зверята?
— У меня есть своя теория на эту тему. Мне кажется, что в современном мире людям часто не хватает теплых, положительных эмоций, ощущения чуда или сказки. И люди находят все это в игрушках. Они словно возвращаются в детство, в то время, когда мир казался большим, добрым и волшебным. Это касается не только войлочных зверят, а также кукол, мишек тедди и многих других созданий. Мне очень нравится наблюдать за реакцией людей, когда они видят подобные игрушки. Каждый раз это такое трогательное детское выражение лица, такое живое и милое. Ребенок жив в каждом из нас, и это навсегда.

— Наверное, покупатели часто делятся фотографиями, историями? Расскажите, пожалуйста, о самых интересных эпизодах из судьбы Ваших малышей.
— До меня иногда долетают вести от моих звериков и их владельцев. В основном игрушки живут спокойной домашней жизнью, стоят на полках или на столах. Но однажды, еще в начале моей карьеры игрушечных дел мастера, один мужчина купил у меня на выставке вязаного медвежонка. Потом этот мужчина позвонил мне и рассказал, что подарил этого медвежонка своей жене, психологу, который работает с детьми. И его жена стала использовать моего мишку в своей работе с малышами, помогая им почувствовать себя лучше в кабинете психолога. Так мишутка стал профессиональным врачом, надеюсь, он смог помочь многим людям.

— Часто Ваши игрушки кажутся персонажами добрых сказок. Придумывал ли кто-нибудь про них истории, или, может быть, Вы это делаете сами?
— Я думаю, каждый владелец игрушки придумывает какую-то свою историю, потому что в душе каждого человека живет вера в сказку. Но и я также люблю придумывать какие-то сказочные образы для своих звериков, особенно, когда игрушка делается не на заказ. Тогда у меня включается фантазия, и я начинаю представлять, что вот этот конкретный звереныш — это не просто мышка или котик, а создание, живущее какой-то своей жизнью, которую обычно люди не замечают, но она есть. Мне нравится думать, что рядом с обычной материальной реальностью соседствует сказка, просто нужно смотреть под правильным углом на наш мир.

— Ваши игрушки — для многих предмет мечтаний, они могут порадовать и согреть душу. А чем можно порадовать Вас? Какой подарок может легко поднять Вам настроение?
— Я эстет, люблю все красивое, созданное со вкусом и профессионализмом, утонченное. Я очень люблю красивые и мастерски сделанные вещи ручной работы — украшения, рисунки, одежду. Я мечтаю о коллекции авторских украшений и о красивой и изящной вязаной шали.

— Вы писали, что приступаете к созданию войлочных персонажей только в гармоничном состоянии. Бывает, что приходится брать «творческий отпуск», или у Вас есть секреты, как быстро достигнуть умиротворения?
— С течением жизни я научилась выстраивать свою жизнь таким образом, чтобы было больше поводов для радости, кроме того, я перестала тратить энергию на негативные новости, неприятное общение и так далее. Я уже много лет не смотрю телевизор. У меня есть свои проверенные рецепты хорошего настроения — это посмотреть какой-то смешной фильм, отвлечься от работы и как-то поухаживать за собой, встретиться с друзьями и весело провести с ними время, сходить в красивое и уютное кафе и съесть что-нибудь вкусное. Если коротко, то сделать то, что меня порадует и расслабит. Когда нет настроения, лучше дать себе отдых и не садиться за работу. Все мы живые люди, и иногда нам нужно время для себя, для проживания своих чувств. Бережное отношение к себе и умение слушать себя и свои потребности и удовлетворять их — это мой рецепт внутренней ежедневной гармонии.

— Как много времени в среднем уходит у Вас на создание одной работы?
— Количество времени зависит от размера игрушки и моего вдохновения. Какие-то работы создаются быстро и на одном дыхании, с какими-то приходится повозиться, настроиться на них. В среднем на одну игрушку размером 12-13 см уходит 5-6 дней работы. Валяние из шерсти — это сложная и кропотливая работа, она требует много усидчивости.

— Расскажите, пожалуйста, как организовано Ваше рабочее место, мастерская.
— У меня сейчас нет какого-то особого места, которое я могла бы назвать мастерской. Сейчас это рабочий стол с ящиками, на котором стоит компьютер, и рядом располагаются необходимые инструменты и шерсть. Конечно, я мечтаю о своей мастерской, где я создам не только рабочую, но и творческую, сказочную атмосферу. Надеюсь, она в скором времени появится. Пока что я продумываю интерьер для нее.

— Часто мастера любят собирать всевозможные материалы и полезные приспособления, которые могут пригодиться в будущем. Много ли у Вас запасов и инструментов, следите ли Вы за новинками, которые могут облегчить творческий процесс?
— О, большинство мастеров называет себя в шутку хомяками, и я не исключение. У меня приличные запасы разнообразной шерсти, тканей, лент, разные краски, лаки, клеи. Перечислять можно долго, при создании игрушек участвует много помощников, не только шерсть и иглы. Мне нравится, что у меня есть такое разнообразие, потому что оно подстегивает вдохновение: когда не нужно думать, где найти подходящие нитки или ткань для костюма, игрушка создается гораздо легче и приятнее.

— Бывает, что творческим людям сложно соблюдать график сна, питания, прогулок. Следите ли Вы за такими вещами, или работаете, пока вдохновение не «отпустит»?
— Первые четыре года моего «кукольного» стажа я работала, пока «не отпустит». Могла не спать ночами, вставать пораньше и бежать к столу с незаконченной игрушкой. Потом, видимо, ресурсы моего тела подошли к концу, и был период, когда на творчество просто не было сил. Эта ситуация научила меня, что вдохновение приходит легче, когда я бодрая и здоровая, а не когда похожа на карикатурный образ сумасшедшего художника с красными глазами. Поэтому теперь я соблюдаю режим сна и отдыха, и моя творческая работа приносит мне гораздо больше радости, чем раньше.

— Каково это — быть знаменитым мастером? Легко ли Вам даются известность и ответственность, связанные с узнаваемостью Ваших работ и уроков?
— Мне сложно ответить на этот вопрос. Конечно, я чувствую свою узнаваемость, но я специалист в довольно узкой творческой сфере — в создании игрушек, поэтому можно сказать, что я широко известна в узких кругах. В обычной жизни я не ощущаю какой-то своей известности. Бывает, когда приезжаю в Москву на выставки, люди узнают меня, но чаще знают не меня, а мои работы, поэтому какого-то давления или ответственности я не ощущаю.

— В конце интервью мы всегда спрашиваем, как стать настоящим профессионалом. Услышать ответ из Ваших уст для нас и наших читателей особенно важно. Что бы Вы посоветовали тем, кто хочет заниматься хендмейдом и стать востребованным мастером? Какими качествами нужно обладать, что необходимо развивать в себе?
— Мне кажется, прежде всего, нужно любить свое дело, гореть им. Я скажу банальность, но для меня это правда. Люди становятся востребованными там, где делают то, что они любят, без чего не представляют своей жизни. Тогда есть силы на развитие, на рост, на преодоление кризисов, на освоение новых горизонтов. Идти в какую-то сферу только потому, что она может принести доход и популярна, без искорки в душе — это возможность получить быстрое эмоциональное выгорание, потому что неудачи (а они будут, это неотъемлемая часть творческого роста) заставят быстро опустить руки. Творчество для меня — это искренность. Это то, что делается по любви и от души. Люди всегда это чувствуют, и именно это делает востребованными многих мастеров.

Источник