Забросив невод в бездонные глубины интернета, извлекаем драгоценную жемчужину — фарфоровые куклы Александры Кукиновой.

Эта женщина — Мастер с большой буквы, а её произведения, простите за патетику, шедевры! Её куклы изумительны, грациозны, загадочны и неповторимы. Каждая из них наделена своим темпераментом, характером и стилем. Их можно рассматривать бесконечно, смакуя выражение лиц, пластику, одежду и аксессуары, выполненные и раскрашенные вручную и с потрясающим вкусом.

Жила-была в Москве девочка, звали её Саша и она очень хотела наряжать своих кукол в красивые платья. Советские магазины не предоставляли большого выбора платьев не только куклам, но и девочкам, девушкам и женщинам, поэтому выход был один — шить и вязать. Саше повезло. Во-первых, в её доме располагалась театральная мастерская, в которой можно было разжиться лоскутами невиданной красоты. Во-вторых, её мама умела рукодельничать. Так что через некоторое время довольные куклы щеголяли в шикарных нарядах, придуманных и изготовленных самолично маленькой портнихой, а не менее довольная Саша подрастала и мечтала о карьере театрального художника.

Сказано, сделано — Александра поступила в Школу-студию МХАТ на факультет сценографии и театрального костюма и, будучи ещё студенткой, начала подрабатывать в театре и оформлять спектакли. Однако на дворе был конец 1988 года, в воздухе искрило от избыточного нервного напряжения и предчувствия больших перемен. «Самое важнейшее искусство» обозначило свою позицию манифестом «Маленькой Веры». Театры не отставали, заполняя репертуар социальными пьесами, не требующими от театральных художников изысков по части костюмов. Нет, не о такой работе мечтала Саша! Ей хотелось создавать пышные и воздушные платья волшебниц, замысловатые и изысканные наряды оперных див и шикарные костюмы для исторических спектаклей, поражающие достоверностью деталей. И вот, жёлтая Земляная Змея сменила Жёлтого Дракона и 1989 год взорвался словами Цоя «Перемен, мы ждём перемен». Время перемен пришло!

На дворе 1989 год, Александра Кукинова работает в театре, получая 200 руб. за один спектакль, работа над которым длится по несколько месяцев. Денег на жизнь не просто не хватает, их не хватает катастрофически. В те годы каждый перебивался кто, чем мог, вспоминая нажитые за жизнь навыки (моя мама, например, вязала шапки-петушки на заказ, а её подруга шила постельное бельё). Саша же решает совместить приятное с полезным — организовать надомный кооператив по пошивке тряпичных кукол, пригласив в помощь своих знакомых по театру. Саша рисует эскизы, женщины — шьют. Но первый опыт по разным причинам оказался неудачным, проект «не пошёл». Вот здесь бы и могла закончиться эта история, однако Александра не отчаялась. Да и терять ей, собственно, было нечего.

Любовь к русскому костюму Саша обрела ещё будучи студенткой, когда наткнулась на книгу о традициях русского костюма с великолепными иллюстрациями. Её буквально потрясли изумительные узоры и сложнейшие орнаменты, богатство деталей и изящество аксессуаров, тончайшая и искуснейшая вышивка, неподражаемые кружева… Поэтому не мудрено, что первая кукла Александры Кукиновой была одета в русский национальный костюм, выполненный с точнейшим соблюдением всех этнографических тонкостей.

Эта идея оказалась не просто удачной, а мега перспективной! Начавшаяся перестройка распалила интерес заграницы ко всему русскому. Железный занавес рухнул и в Москву хлынули желающие воочию увидеть медведей, гуляющих по Красной площади, и увезти на родину сувенир из загадочной Раши. Магазины, торгующие матрёшками, расплодились, как грибы после дождя, и сашина родственница отважилась отнести первую куколку в один из них (у самой-то Александры духа не хватило). И о, чудо, через несколько дней мастерица стала счастливой обладательницей $30, что по тем временам было весьма и весьма приличной суммой.

Воодушевившись, Александра пригласила в долю свою знакомую, в совершенстве владеющую швейной машинкой и, решив не искушать судьбу, они попросту клонировали «счастливый» образчик куклы а-ля рюсс. Дело пошло и Саша оставила театр, став преуспевающим мастером-кукольником.

В 1990-м Александра Кукинова уже имела свою мастерскую, нескольких работниц и даже директора, занимающегося административной работой. Кооператив выпускал до 150 великолепных куколок в месяц, зарабатывая приличные деньги, и Александра стала широко известна в узких кругах :) и на горизонте появились американские предприниматели с контрактом в 1000 авторских кукол. Александра не отказалась и… прогорела, понеся убытки в $8000 из-за скачков курса. Бизнес чуть было не рухнул, спасибо отцу Александры, имевшему к тому времени успешный бизнес. Он не только покрыл убытки, но и профинансировал новую идею дочери, которую многие посчитали очень рискованной — фарфоровые куклы вместо тряпичных.

Александра никогда не работала с фарфором и секреты мастерства пришлось постигать на личном опыте, изобретая, так сказать, велосипед. Первая фарфоровая (вернее фаянсовая) кукла, изготовленная в мастерской Александры в 1991 году, была, по её словам «ужасно нелепой и непропорциональной». Однако шаг за шагом качество росло, в штате появились профессиональные скульпторы, закройщицы, вышивальщицы, кружевница. Саша рисовала детальнейшие эскизы, её команда воплощала их в жизнь.

Куклы были настолько хороши, что американские партнёры вложили в продвижение и рекламу мастерской не много, не мало $250 000, и имя Александры Кукиновой быстро приобрело известность среди американских коллекционеров. Однако сотрудничество было недолгим, с партнёрами пришлось расстаться, причём они повели себя некорректно, предъявив компании Александры необоснованный иск. Но не тут то было, Александра к этому времени стала «тёртым» бизнесменом и не только выиграла суд, но и заново завоевала американский, а затем и европейский рынок, выпустив серию сногсшибательных кукол.

Сегодня куклы мастерской Александры Кукиновой стоят от $10 до $10000, и эта цена оправдана, ведь у кукол все «по-настоящему» — платья, туфельки, украшения, сумочки, зонтики, да и выпускаются они ограниченным тиражом — от 3 до 250 штук. А сама Александра по праву носит звание выдающегося мастера-кукольника и является членом Московского союза художников и Творческого союза художников России.